Три історії про Любов напередодні Різдва

Три истории про Любовь накануне Рождества

 Сценарные материалы рождественской постановки с текстом О. Генри и музыкой «АББА»

(премьера – 12.93)

Действующие лица и исполнители:

  • Дед Мороз (В. Чернев)
  • Снегурочка (Н. Пызина)
  • Джим (А. Сахненко)
  • Делл (Т. Сотникова)
  • Джо (А. Москалев)
  • Дили (Е. Печуркина)
  • Гарви (Р. Донских)
  • Лесли (О. Самоздра)
  • Питчер (Дед Мороз)
  • Безработная (Снегурочка)
  • Носильщик 1 (С. Белов)
  • Носильщик 2 (В. Сысоенко)

1.

Дед Мороз и Снегурочка

Дед Мороз: Время само по себе не бывает плохим или хорошим. Таковым делают его люди. Ночь сменяет день, после зимы обязательно будет весна. «Все течет – все изменяется».

Снегурочка: «Все течет – ничего не меняется». И это тоже, наверное, правильно. Мешок у Деда Мороза бывает тяжелым и не очень, полным и пустым. Но есть вещи, которые не меняются. Все равно под Новый год к вам приходит Дед Мороз. Старый год все равно уступит место Новому году. Плохое время уйдет и наступят лучшие времена, потому что мы с вами обязательно станем лучше.

ДМ: Но Добро и, увы, Зло будут такими же. Такой же останется и любовь. Как видите, мой мешок на этот раз кажется пустым. Но это не совсем так. Поскольку я принес вам в нем «3 истории про Любовь накануне Рождества».

2.

Делл, Джим

Делл считает деньги и плачет, гримируется и смотрит в окно, смотрит в зеркало и распускает волосы, плачет, подбирает волосы и одевается, уходит. Приходит, раздевается, смотрит в зеркало на свои волосы: «Ну, если Джим не убьет меня сразу, как только взглянет, он решит, что я похожа на девочку из церковного хора; но что же мне было делать, раз у меня был только доллар и 87 центов!»

Делл сидит на столе, зажав в руке цепочку для часов. Послышались шаги Джима. «Господи, сделай так, чтобы я ему не разонравилась!»

Вошел Джим и замер…

Делл бросилась к нему: «Джим, милый, не смотри на меня так! Я остригла волосы и продала их, потому что я не пережила бы, если б мне нечего было подарить тебе к рождеству. Они опять отрастут. Ты ведь не сердишься, правда? Я не могла иначе. У меня очень быстро растут волосы. Ну, поздравь меня с Рождеством, Джим, и давай радоваться празднику. Если б ты знал, какой я тебе подарок приготовила, какой замечательный, чудесный подарок!»

Джим: Ты остригла волосы?

Делл: Да, остригла и продала. Но ведь ты меня все равно будешь любить? Я ведь все та же, хоть и с короткими волосами.

Джим: Так, значит, твоих кос уже нет?

Делл: Я же тебе говорю: я их продала – остригла и продала. Сегодня сочельник, Джим. Будь со мной поласковее, потому что я это сделала для тебя. Может быть, волосы на моей голове и можно пересчитать, но никто, никто не мог бы измерить мою любовь к тебе!

Джим заключил Делл в объятия, достал сверток и бросил его на стол: «Не пойми меня ложно, Делл. Никакая прическа и стрижка не могут заставить меня разлюбить мою девочку. Но разверни этот сверток, и тогда ты поймешь, почему я в первую минуту немножко оторопел».

Делл раскрывает сверток, кричит от восторга, безудержно плачет; прижала заколку к груди: «У меня очень быстро растут волосы, Джим! Ах, Боже мой!»

Делл протянула Джиму на ладони цепочку: «Разве не прелесть, Джим? Я весь город обегала, покуда нашла это. Теперь можешь хоть 100 раз в день смотреть, который час. Дай ка мне часы. Я хочу посмотреть, как это будет выглядеть все вместе».

Джим лег на кушетку, подложил обе руки под голову и улыбнулся: «Делл, придется нам пока спрятать наши подарки, пусть полежат немножко. Они для нас сейчас слишком хороши. Часы я продал, чтобы купить тебе заколку. А теперь, пожалуй, самое время поздравить друг друга с Рождеством!»

3.

Гарви, Лесли, Питчер, Безработная

В контору под ручку зашли маклер Гарви и стенографистка Лесли. Клерк Питчер выразил удивление. Гарви сел за стол и начал работать. Лесли долго стояла возле него.

Гарви: Да. Ну? В чем дело?

Лесли: Ничего. (подошла  к столу Питчера) Мистер Питчер, мистер Максуэл говорил вам вчера о приглашении новой стенографистки?

Питчер: Говорил. Я вчера звонил в бюро, чтобы они прислали нам несколько образчиков. Но еще ни одна модная шляпка и ни одна палочка жевательной резинки не явилась.

Л: Тогда я буду работать, как всегда, пока кто-нибудь не заменит меня.

Все работают, заходит молодая особа.

П: Из стенографического бюро, насчет места.

Г: Какого места?

П: Места стенографистки. Вы мне сказали вчера, чтобы я вызвал на сегодня новую стенографистку.

Г: Вы сходите с ума, Питчер. Как я мог дать вам такое распоряжение? Мисс Лесли весь год отлично справлялась со своими обязанностями. Место за ней, пока она сама не захочет уйти. У нас нет никаких вакансий, сударыня. Дайте знать в бюро, Питчер, чтобы больше не присылали, и никого больше ко мне не водите.

Безработная устраивает небольшой погром. Особо нервно вышла, задев стопку бумаг. Гарви подошел к окну, долго смотрел в него.

Г: Клянусь честью, я это сделаю. Спрошу ее сейчас же. Удивляюсь, как я давно этого не сделал. (приглашает Лесли к дивану) Мисс Лесли, у меня ровно минута. Я должен вам кое-что сказать. Будьте моей женой. Мне некогда было ухаживать за вами, как полагается, но я, право же, люблю вас. Отвечайте скорее, пожалуйста!

Л: Что вы говорите!

Г: Вы меня не поняли? Я хочу, чтобы вы стали моей женой. Я люблю вас, мисс Лесли. Я давно хотел вам сказать и вот улучил минутку, когда маленькая передышка. Ну вот, опять телефон. Так как же, мисс Лесли?

Лесли заплакала, улыбнулась, обняла Гарви за шею.

Л: Я поняла. Это биржа вытеснила у тебя из головы все остальное. А сначала я испугалась. Неужели ты забыл, Гарви? Мы ведь обвенчались вчера в 8 часов вечера в Маленькой церкви за углом.

Немая сцена.

4.

Джо, Дилли.

Джо пишет картину. Дилли играет на пианино.

Дилли: Джо, дорогой мой, я получила урок! И, знаешь, такие милые люди! Генерал … генерал Пикни с дочкой. У них свой дом на 71 улице. Роскошный дом, Джо! Поглядел бы ты на их подъезд! Византийский стиль – так, кажется, ты это называешь. А комнаты! Ах, Джо, я никогда не видела ничего подобного! Я буду давать уроки его дочке Клементине. И, представь, я просто привязался к ней с первого взгляда. Она такая нежная, деликатная и так просто держится. И вся в белом с головы до пят. Ей 18 лет. Я буду заниматься с ней 3 раза в неделю. Ты только подумай, Джо, урок 5 долларов! Это же чудно! Еще 2-3 урока, и я возобновлю занятия с Розенштоком. Ну, пожалуйста, родной, перестань хмуриться и давай устроим хороший ужин.

Джо: Тебе легко говорить, Дилли. А мне каково? Ты, значит, будешь бегать по урокам и зарабатывать на жизнь, а я – беззаботно витать в сферах высокого Искусства? Ну уж нет! Я, вероятно, тоже могу продавать газеты или мостить улицы и приносить в дом доллар – другой.

Дилли повисла у него на шее: Джо, любимый мой, ну какой ты глупый! Ты не должен бросать живопись. Ты пойми – ведь если бы я оставила музыку и занялась чем-то посторонним … а я сама учусь, когда даю уроки. Я же не расстаюсь с моей музыкой. А на 15 долларов в неделю мы будем жить, как миллионеры. И думать не смей бросать мистера Маэстри.

Джо: Ладно. Все же мне очень горько, что ты должна бегать по урокам. Нет, это не Искусство. Но ты, конечно, настоящее сокровище и молодчина.

Дилли: Когда любишь Искусство, никакие жертвы не тяжелы.

Джо: Маэстри похвалил небо на том пейзаже, что я писал в парке. А Тикл разрешил мне выставить две вещи у него в витрине. Может, кто и купит одну из них, если они попадутся на глаза какому-нибудь подходящему идиоту с деньгами.

Дилли: Непременно купят.

Герои уходят и возвращаются спустя какое то время.

Дилли выложила на стол деньги: Клементина удручает меня порой. Боюсь, что она недостаточно прилежна. Приходится повторять ей одно и то же по нескольку раз. И эти ее белые одеяния стали уже нагонять тоску. Но генерал Пикни – вот чудесный старик! Ах, Джо, если бы ты видел, какие у них панели в гостиной. А какие мягкие шерстяные портьеры!

Джо достает из кармана и кладет на стол деньги: Продал акварель одному субъекту.

Дилли: Ты шутишь, Джо. Не может быть!

Джо: Представь себе. Жаль, что ты не видела его, Дилли. Толстый, в шерстяном кашне. Он заметил мой этюд в витрине у Тикла и принял его сначала за изображение ветряной мельницы. Но он славный малый и заказал мне еще одну картину – маслом, вид на товарную станцию. Ох уж эти мне уроки музыки! Ну ладно, ладно, они, конечно, неотделимы от Искусства.

Дилли: Я так рада, что ты занимаешься своим делом. Тебя ждет успех, дорогой. 32 доллара! Мы никогда не жили так богато. У нас будут сегодня устрицы на ужин.

Джо: И филе миньон с шампиньонами. А ты не знаешь, где вилка для маслин?

Герои уходят и возвращаются спустя какое то время. Джо кладет деньги на стол. Входит Дилли с перевязанной рукой.

Джо: Что случилось, Дилли? (целует)

Дилли: Клементине пришло в голову угостить меня гренками по – валлийски. И когда она поливала их растопленным сыром, плеснула мне на руку! Ужас как больно было! Генерал чуть с ума не сошел. Послал кого-то в аптеку за мазью и бинтами. Сейчас уж не так больно. Господи, Джо, неужели ты продал еще один этюд? (заметила деньги на столе)

Джо: Мистер забрал сегодня свою товарную станцию и заказал мне еще вид на Гудзон. В котором часу стряслось с тобой это несчастье, Дилли?

Дилли: Часов в пять. Утюг … то есть сыр сняли с плиты примерно в это время. Ты бы посмотрел на генерала…

Джо присел на кушетку: Поди-ка сюда, Дилли. Чем это ты занималась последние 2 недели?

Дилли заплакала: Я не могла найти уроков. И не могла допустить, чтобы ты бросил живопись. Тогда я поступила в прачечную гладить рубашки. И сегодня, когда одна девушка обожгла мне руку утюгом, я всю дорогу домой сочиняла эту историю с гренками. Ты не сердишься, Джо? Джо, скажи, пожалуйста, … нет, поцелуй меня сначала … скажи, как это ты догадался, что я не даю уроков?

Джо: Я и не догадывался … до последней минуты. И теперь бы не догадался, но сегодня я послал из котельной наверх, в прачечную, бинты и мазь для какой-то девушки, которой обожгли руку утюгом. Я уже 2 недели, как топлю котел в этой прачечной.

Дилли: Так значит, ты не …

Джо: Когда любишь Искусство, никакие жертвы …

Дилли зажала Джо рот рукой: Нет. Просто: когда любишь…

5.

Все.

Джим: Друзья! Я думаю, не так важно, если мешок у Деда Мороза кажется пустым!

Делл: Никакой подарок не может быть равноценен тому чувству, которое мы испытываем к близкому человеку.

Гарви: Пусть котировки на бирже скачут как взбешенные кенгуру. Какое мне до этого дело, если я люблю?!

Лесли: Главное, чтобы в нашей жизни всегда была Маленькая церковь за углом, здесь … недалеко. Главное, чтобы у каждого была Маленькая церковь.

Джо: Даже если вы пишите великолепные полотна, а вынуждены топить котлы в котельной.

Дилли: И если ваши пальцы будут касаться больше утюгов в прачечной, а не клавиш пианино.

Дед Мороз: Все это – случайные черты. Значительно важнее, что вы вместе, что вас окружают близкие люди, ваша душа полна светлых чувств.

Снегурочка: И если это так, относитесь к сложностям жизни легко. Счастье не должно зависеть от случайностей. Счастье должно зависеть только от вас самих.

Дед Мороз: Пусть любовь окружает вас не только под рождество, но целый год. Пусть весь ваш новый год будет похож на этот праздник.

Снегурочка: Любите и будьте любимы. Улыбайтесь и будьте счастливы. С Рождеством!

Все: С Новым годом!

Носильщик 1: Извините, но наш рабочий день скоро закончится и мы не намерены таскать мебель сверх нормы.

Носильщик 2: Все хорошо, что хорошо кончается.

Джерело та зображення: Козловский О.В. История об одной дверной ручке

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *